«Реплики должны звучать четко, отскакивать, как орехи»: Игорь Майоров рассказал о мастерстве звукорежиссера

«Реплики должны звучать четко, отскакивать, как орехи»: Игорь Майоров рассказал о мастерстве звукорежиссера
Фотогалерея
1
2
3
4
5
6
⇐ Вернуться к списку

На курсе ассистентов звукорежиссера прошла творческая встреча с опытнейшим звукорежиссером Игорем Петровичем Майоровым. Он работал на «Мосфильме» с 1955 года, а в ноябре 2019-го отметил 90-летие. В его фильмографии такие картины, как «Летят журавли», «Алешкина любовь», «Деловые люди», «Ко мне, Мухтар!», «Конец «Сатурна», «Путь в «Сатурн», «Любовь земная», «Судьба», «Отец Сергий», «Будни прораба Зорина», «Город Зеро», «За прекрасных дам!», «Цареубийца», «Сны», «Американская дочь», «Ермак», «Шаман», «День полнолуния» и многие другие. В 2001 году Игорь Петрович удостоился премии «Ника» в номинации «Лучшая работа звукорежиссера» за картину «В августе 44-го…»

Игорь Петрович начал беседу с того, что фраза «я люблю кино» для него значит очень многое – увлечение кинематографом у него родом из самого детства:

«Мой интерес к кино зародился еще в предвоенные годы, я тогда жил в небольшом пригороде города Днепропетровска на Украине. Там был единственный клуб, и я дошкольником и школьником ходил туда смотреть кино. В 1935 году я посмотрел фильм «Веселые ребята». Мне было 6 лет, когда я увидел картину, и уже тогда она меня потрясла.

По первым тактам музыкальной увертюры на открывающих титрах я сразу определял настроение фильма и погружался в его атмосферу. Особенно сильное впечатление произвел на меня в детские годы фильм «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна.

Во время войны я был в эвакуации в городе Ташкент. Моим соседом по парте в школе был сын известного там деятеля кино – оператора Михаила Краснянского. Я часто бывал у них в гостях. Семья была интеллигентная, в их доме собирались кинематографисты с «Ленфильма» и Киевской киностудии, находившихся в Ташкенте в эвакуации. Я бывал на Ташкентской киностудии, когда там снимались картины «Насреддин в Бухаре» (реж. Яков Протазанов), «Тасир и Зухра» (реж. Наби Ганиев) и «Два бойца» (реж. Леонид Луков).

Творческая встреча с Игорем Петровичем Майоровым на курсах «Мосфильма»

Творческая встреча с Игорем Петровичем Майоровым на курсах «Мосфильма»

По словам Игоря Петровича, кинематограф очень повлиял на его жизнь. Он даже собирался поступить в медицинский вуз, потому что был очарован тем, как была показана работа врачей в кино. Но потом Игорь Майоров понял, что медицина ему не подходит, и поступил в Ленинградский институт киноинженеров.

«В Ленинградский институт киноинженеров решил поступить, потому что увлекался не только кино, но и радиотехникой, хотелось совместить в своей профессии два этих увлечения. В войну у населения забрали все радиоприемники, но мы собирали ламповые усилители для проигрывателей, и это было очень интересно», – отметил Игорь Майоров.

Игорь Петрович окончил вуз в 1952 году. Тогда еще был жив Иосиф Сталин, а в кинематографе в годы его правления был так называемый период «малокартинья». Так как фильмов снималось немного, не было нужды в большом количестве специалистов, Игоря Майорова распределили на работу в НИИ ВМС. Потом Игорь Петрович переехал в Москву и работал в НИИ автоматики и телемеханики, но мысль о кино не покидала его. Так, в 1955 году Игорь Майоров начал работу на «Мосфильме» инженером перезаписи. Далее он принимал участие в монтаже ателье перезаписи, в котором шла работа над стереофоническим фильмом ЦСДФ о фестивале молодежи в Варшаве:

«Была первая командировку от «Мосфильма» в Воронеж на фармацевтическое предприятие, чтобы освоить принцип изготовления первой отечественной клейкой ленты – скотча. Привезенные опытные образцы, несмотря на низкое качество, сразу нашли применение в монтажном цехе».

Творческая встреча с Игорем Петровичем Майоровым на курсах «Мосфильма»
Творческая встреча с Игорем Петровичем Майоровым на курсах «Мосфильма»

Игорь Петрович рассказал о том, как он поехал в свою первую киноэкспедицию на съемки короткометражного телевизионного фильма «Будка № 27» по драме Ивана Франко.

«Я до этого записывал реплики только в павильоне во время актерских проб для фильма «Пролог» режиссера Ефима Дзигана, во время той записи со мной работал опытный помощник.

На съемках картины «Будка № 27» я был брошен в неизвестность. Мой помощник неожиданно попал в больницу прямо за день перед съемкой. Мне предстояло держать микрофон и включать магнитофон МАГ-8 устройство довольно громоздкое. 

Из работы над фильмом «Будка № 27» я извлек два, пожалуй, самых важных урока в профессии. Известный и опытный звукорежиссер Владимир Богданкевич сделал мне замечание: реплики звучат «непланово». Тогда я понял, что «плановость» реплик это такое же важное средство выразительности, как фокус в операторском искусстве. «Плановость» подразумевает собой то, что микрофоны расположены в соответствии с положением актера в кадре. На крупном и среднем плане звучание речи актера разное, и эту разницу нужно передать правильным расположением микрофона в кадре».

Во время работы над фильмом «Будка № 27» Игорь Петрович также понял, что одно из важнейших выразительных средств в арсенале звукорежиссера – создание звуковой атмосферы фильма:

«Фильм «Будка № 27» мы снимали в Волоколамске глубокой осенью, в кадре было хмурое серое небо. И я подумал, что со звуковой точки зрения эти унылые пейзажи должны дополняться осенними звуками: криками ворон, шумом ветра и листвы, которые усилили трагическое настроение снимаемых кадров.

Спустя много десятилетий подтверждение этой своей мысли я нашел в одном из интервью Эмира Кустурицы, где он говорил о том, что атмосфера картины гораздо важнее, чем реплики».

Игорь Петрович признался, что по своему убеждению часто вступал в конфликт с музыкой в фильме:

«Атмосфера в кадре складывается из многих звуковых элементов музыки, натурных шумов, голосов. Ее задача создать эмоциональное воздействие на зрителя. Я же всегда хотел добиться нужной реалистической эмоциональности с помощью натурных шумов. Но все же последнее слово всегда оставалось за режиссером-постановщиком, мы должны учитывать его мнение, потому что наша задача воплотить режиссерский замысел».

Кадр из фильма «Летят журавли»
Кадр из фильма «Летят журавли»

Первая полнометражная картина, на которой Игорь Петрович Майоров работал звукорежиссером – фильм «Летят журавли» режиссера Михаила Калатозова. Эта картина удостоилась «Золотой пальмовой ветви» на Каннском кинофестивале в 1958 году.

«Так получилось, что я был знаком с Михаилом Калатозовым еще до съемок этой картины. Он был меломаном, и у него дома были: магнитофон, проигрыватель, радиоприемник, телевизор. Ему понадобилось коммутационное устройство. По рекомендации я вместе с моим товарищем инженером Анатолием Сеном выполнили эту работу.

Звукооператором фильма «За твою жизнь» (это рабочее название фильма «Летят журавли») должен был быть Валерий Попов, до этого работавший над картиной Михаила Калатозова «Первый эшелон». Но так сложились обстоятельства, что Попова направили в киноэкспедицию в Индию для работы над фильмом «Хождение за три моря» режиссера Василия Пронина. Возник вопрос: кто теперь будет звукооператором картины «Летят журавли»? Исполняющим обязанности звукооператора назначили меня по поручительству опытных звукорежиссеров «Мосфильма» Валерия Попова и Бориса Вольского, а моим помощником стал Борис Владимирович Венгеровский». 

Кадр из фильма «Летят журавли»
Кадр из фильма «Летят журавли»

По словам Игоря Майорова, в работе над фильмом «Летят журавли» основной задачей звукорежиссера было записать звук синхронно, с высоким качеством первичной фонограммы. В павильоне снимались эмоционально насыщенные эпизоды, которые было бы очень сложно переозвучить. Запись чистового звука – это, прежде всего, дисциплина на съемочной площадке.

Фото со съемок фильма «Летят журавли»
Фото со съемок фильма «Летят журавли»

Игорь Петрович рассказал, как в одной из сцен фильма «Летят журавли» появился марш «Прощание славянки» военного композитора Василия Агапкина.

«В сценарии этого марша не было, он исполнялся вживую на площадке, и можно сказать, что это была импровизация. На съемках присутствовал небольшой мосфильмовский оркестр. Михаил Константинович просил музыкантов играть разные марши, но ни один ему не нравился, пока очередь не дошла до марша «Прощание славянки». Хочу сказать, что исполнение этого марша стало известным после выхода фильма. До этого марш редко исполнялся, потому что он считался маршем белогвардейцев. В картине этот марш звучит в исполнении военного оркестра, записанного в ателье».

Фото со съемок фильма «Летят журавли»
Фото со съемок фильма «Летят журавли»

Игорь Петрович рассказал о звуковом оформлении сцены гибели Бориса.

«Во время съемок этого эпизода возникла идея насытить его натурными шумами, шагами Бориса, идущего по болоту. После съемки Борис Венгеровский надел резиновые сапоги, ходил по грязи в ритме шагов Бориса. Эту запись, которая добавила реальность происходящему, мы передали монтажеру Марии Николаевне Тимофеевой, она добавила звуки шагов в эту сцену.

Сцена свадьбы, которую представлял себе умирающий Борис, состояла из сложного многоголосья: музыки, хора и реверберированных криков о помощи раненого бойца. Примитивная реверберация была создана с помощью специальной маленькой забетонированной «комнаты-эхо», где были расположены микрофон и громкоговоритель».

Фото со съемок фильма «Летят журавли»
Фото со съемок фильма «Летят журавли»

Игорь Майоров рассказал об одном из своих предложений, придавших дополнительную эмоциональную выразительность. В важнейших эпизодах слышен звук маятника часов: когда Вероника узнает, что Борис записался добровольцем на фронт, и когда она видит разрушенную квартиру погибших родителей. Звук часов в этих сценах – это метафора биения сердца Вероники. 

В заключение Игорь Петрович отметил, что существует такое определение: художник – это тот, кто оживляет неживое. В фильме это делают оператор и звукорежиссер. Если оператор – это объем, фактура, плоть, то звукорежиссер – это стук сердца, ток крови и движение мысли.


Поделиться новостью: