Создание фильма «СОЛЯРИС» Андрея Тарковского – архивные материалы (часть 2)

Создание фильма «СОЛЯРИС» Андрея Тарковского – архивные материалы (часть 2)
Фотогалерея
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
⇐ Вернуться к списку

Мы продолжаем публиковать документы из архива Киноконцерна «Мосфильм», посвященные творчеству выдающегося режиссера Андрея Тарковского.

Первая публикация из цикла доступна по ссылке.

Работая над сценарием, Тарковский значительно изменил текст о таинственных событиях на космической станции около планеты Солярис. В новой трактовке фантастика превратилась в философское произведение высокой нравственной силы, акцент в нем был поставлен на вневременные проблемы любви, долга, вины и ответственности, так как Мыслящий Океан Соляриса воссоздавал конкретные образы воспоминаний людей. Тарковский понимал, что фильм не может просто повторить действие романа. У кинофильма своя логика и свое изобразительное решение, и в сценарии были тактично изменены некоторые сцены, добавлены новые эпизоды, а также развиты психологические портреты героев. Однако у Станислава Лема такое решение вызывало недовольство, так он требовал в экранизации соблюдать канву романа.

Польский писатель был приглашен в СССР руководством Киностудии «Мосфильм» для заключения договора на покупку прав на экранизацию романа, в Москву он приехал в октябре 1969 года. Станислав Лем встретился с Андреем Тарковским, а также подписал договор на право экранизации своей книги.

В обсуждении будущего фильма кроме Андрея Тарковского принимали участие оператор Вадим Юсов и редактор VI Творческого объединения Лазарь Лазарев. В отчете директора VI Творческого объединения Тамары Огородниковой о работе членов съемочной группы со Станиславом Лемом отмечено:

«За время своего пребывания в Москве автор сценария „Солярис“ режиссер-постановщик А. Тарковский, оператор-постановщикВ. Юсов и редактор фильма Л. Лазарев познакомили Станислава Лема с написанным ими сценарием, провели несколько бесед, касающихся будущей работы по фильму.

Станислав Лем 6 октября с.г. подписал договор о праве экранизации своего романа и после знакомства со сценарием, который он оценил, в основном, положительно, дал ряд замечаний и пожеланий.

Встреча с польским писателем-фантастом была плодотворной и полезной для обеих сторон. Станислав Лем выразил желание принять участие в завершающем этапе работы над фильмом „Солярис“, при окончательном его монтаже…»

В письме к директору VI Творческого объединения Тамаре Огородниковой 19 октября 1969 года редактор Лазарь Лазарев подробно изложил результат этих встреч:

«19 октября Тарковский и я встретились с ним (Лемом), чтобы обсудить дальнейшую работу над сценарием „Солярис“. Замечания, высказанные С. Лемом по сценарию, касались той его части, где действие происходит на Земле. Сцены, относящиеся к Солярису, замечаний не вызвали. В результате обсуждения мы договорились о следующем:

Объем сцен, происходящих на Земле, будет существенно сокращен. Будет снята вся линия Марии — жены Кельвина, этого персонажа в фильме вообще не будет. Не будет пространных сцен заседаний ученых. Информация об истории Соляристики будет введена иным способом. Финальная сцена фильма будет происходить не на Земле, а на Солярисе.

Кроме литературного сценария, во время встречи обсуждались и некоторые вопросы, связанные уже непосредственно со съемкой фильма: какими должны быть интерьеры, костюмы, как должен выглядеть Океан».

Документы о пребывании С.Лема в Москве — (опись 8, дело 1888, стр 40–41)

Документы о пребывании С.Лема в Москве — (опись 8, дело 1888, стр 40–41)

После отъезда Станислва Лема Андрей Тарковский и Фридрих Горенштейн приступили к написанию 3-го варианта сценария. 24 декабря 1969 года в VI объединении состоялось обсуждение нового текста. На этом заседании были подтверждены исправления, о которых договорились Тарковский и Лем. Свои замечания высказали члены сценарно-редакционной коллегии объединения редактор Лазарь Ильич Лазарев, главный редактор объединения Александр Михайлович Пудалов, редактор объединения Нина Григорьевна Скуйбина, кинорежиссер, художественный руководитель Vl Творческого Объединения «Мосфильма» (совместно с А. Аловым) Владимир Наумович Наумов, главный редактор киностудии «Мосфильм» Василий Иванович Соловьев.

«ЛАЗАРЕВ Л.И. 

— В обсуждаемом сегодня литературном варианте сценария суммированы поправки в соответствии с рядом замечаний, сделанных в различных инстанциях. Ранее не устраивало начало сценария, его „земная часть“. Сейчас начало переписано, найден новый ход. Не устраивала появлявшаяся в отличие от романа Мария — здесь её нет. Указывалось на плохой финал сценария. Сейчас он найден. Ранее было непонятно, в какую эпоху происходят события, описанные в сценарии. В настоящем варианте эпоха ясна, кроме того точнее и убедительнее стал характер героя, прояснена проблема нравственного познания.

ПУДАЛОВ А.М. 

— Важнейшая тема в книге Лема, что все то, что отягощает нашу совесть, — всегда при нас. Отказываться от этого аспекта нельзя. Автором проделана значительная работа, сценарий стал лучше, ближе к роману……часть сценария, где разговор идет о соляристике не прояснена, загружена и заболтана.

ТАРКОВСКИЙ А.А. 

— О тяжеловесности 1-й половины сценария. 200 лет ученые бьются над тем, чтобы в груде эмпирической информации найти что-то закономерное. Поэтому Крис в отчаянии от того, что он не может найти каких-то аналогий соляристике в человеческой душе... …Лем против даже самых незначительных сокращений литературной первоосновы. Лем настаивает на сохранении в сценарии истории соляристики, меня же интересует модель отношений. Лем выступает против бытового сюжета, связанного с женой.

СКУЙБИНА Н.Г.

 — Третий вариант литературного сценария „Солярис“ стал значительно лучше.

...Позиция Снаут — Сарториус — Гибарян — Крис: нужно сделать определеннее, яснее отношения между ними. Почему в коротком первом диалоге с Сарториусом Крис кричит: „Ваше мужество бесчеловечно“! …. Сарториус сказал, что нужно думать о долге перед истиной, а Крис поправил, что перед людьми.

НАУМОВ В.Н. 

— Обсуждаемый вариант сценария намного улучшен. Но меня утомила философская проблематика сценария. Проблем много и среди них материализация человеческого сознания. Я призываю авторов к упрощению ряда проблем, которые следует несколько проще изложить... Это должна быть научно-фантастическая картина, но не философское эссе. Надо максимально уменьшить количество диалогов, больше ввести действенных моментов.

ОГОРОДНИКОВА T.Г. 

— Постановка такого фильма будет дорогой. Присоединяюсь к мнению Скуйбиной в том, что если в сценарии поставлены философские вопросы, на них надо ответить.

ТАРКОВСКИЙ А.А. 

— Ответа на вопрос, поставленный Скуйбиной, никто дать не может: сразу же возникает дилемма — или человеческое познание ограничено, или безгранично...

СОЛОВЬЕВ В.И. 

… после прочтения сценария остается впечатление, что океан вытягивает из человека только комплексы вины, значит в подсознании тоже только комплекс вины. …, вовсе необязательно, что на Солярис прибыла банда преступников…»  

Приложение к протоколу обсуждения 3-го варианта литературного сценария «Солярис» от 24 декабря 1969 года (опись 8, дело 1888, стр 44–48)

После внесения исправлений 13 января 1970 г. на заседании сценарно-редакционной коллегии VI Творческого объединения «Мосфильма» было составлено заключение по 3-му варианту литературного сценария А. Тарковского и Ф. Горенштейна «Солярис»:

«В основу литературного сценария „Солярис“ положен одноименный роман С. Лема. Произведение это чрезвычайно популярно, оно принадлежит к классике современной научной фантастики и в особых рекомендациях не нуждается. Роман С. Лема приобрел такую популярность, потому что в нем сочетается напряженный, занимательный сюжет с острой постановкой серьезных проблем, которые могут возникнуть — и уже возникают — в связи с бурным развитием науки и техники, с выходом человека в космос.

… Стоит специально сказать о том, что нравственно-философская проблематика романа в сценарном изложении выявлена более ясно и определенно, и работу, проделанную в этом направлении авторами сценария следует одобрить... Философская проблематика возникает из событийного ряда, поступков героев, из положений в которых они оказываются по ходу сюжета. Такая сюжетная конструкция сценария создает возможность создания фильма ясного по проблематике и стилистике, увлекательного по сюжетному движению.

Авторы сценария верно и глубоко поняли главную мысль книги С. Лема. Есть ли границы у человеческого познания, какими путями оно должно развиваться… Роман утверждает, что развитие цивилизации и науки должно быть гуманным и осмотрительным, что должен быть отвергнут путь безоглядного экспериментаторства, не считающегося с возможными последствиями. Разгоревшаяся в свое время дискуссия о „физиках“ и „лириках“ уже содержала зародыш этой проблемы, хотя ставилась она весьма поверхностно и упрощенно. ...Сценарий… пронизан верой в силу человеческого разума, в способность человечества отыскивать прогрессивные и гуманные пути развития цивилизации.

Авторам сценария удалось преодолеть в романе С. Лема некоторую односторонность… С. Лем уделяет недостаточно внимания раскрытию психологии героев, они его интересуют по преимуществу как выразители тех или иных концепций, как модели, служащие для доказательства его мысли. В сценарии же герои приобрели характеры и психологию, которые объясняют их поступки, их жизненную позицию. Новые, отсутствующие в романе сцены, персонажи и даже сюжетные линии написаны интересно, и эти „отступления“ от романа помогут в фильме лучше понять его содержание.

…В романе С. Лема немало страшных, даже кровавых деталей. Если их воспроизвести на экране — это будет фильм ужасов. Эту проблему авторы решили весьма тактично. Страх — а в некоторых местах фильма зритель непременно должен его испытывать — в сценарии вызывают не натуралистические детали, а атмосфера тайны, необъяснимых с точки зрения земного бытия явлений».

Заключение сценарно-редакционной коллегии VI Творческого объединения (опись 8, дело 1888, стр 51–53)

В итоге этого обсуждения сценарно-редакционная коллегия приняла настоящий вариант литературного сценария и рекомендовала его для запуска в режиссерскую разработку.

Как бы много времени не уделялось чисто творческим вопросам, не надо забывать, что создание фильма — это большое и сложное кинопроизводство, и как всякая отрасль народного хозяйства, на которою государство выделяло деньги, оно подчинялось жестко регламентированным законам, где все этапы работы утверждались в соответствующих министерствах — в данном случае это было Госкино СССР. Поэтому в январе 1970 года дирекция «Мосфильма» направила Заместителю Председателя Комитета по Кинематографии при Совете Министров СССР Владимиру Евтихиановичу Баскакову письмо с просьбой утвердить литературный сценарий «Солярис» и приступить к режиссерской разработке сценария, а также включить фильм в производственный план киностудии «Мосфильм» на 1971 год.

Заключение сценарно-редакционной коллегии VI Творческого объединения (опись 8, дело 1888, стр 51–53)

Письмо от 14 января 1970 в Госкино СССР (опись 8, дело 1888, стр 55)

Разрешение было получено, и теперь А.Тарковскому как режиссеру-постановщику фильма предстояло детально проработать не только творческие замыслы, но и их техническое воплощение. Съемки фильма становились все ближе и реальнее.

Представленный в Госкино СССР сценарий в целом был одобрен. Однако в марте 1970 года на «Мосфильм» было направлено письмо, подписанное начальником Главного управления художественной кинематографии (это управление находилось в подчинении Комитета по кинематографии при Совете Министров СССР) Борисом Владимировичем Павленком и главным редактором сценарно-редакционной коллегии этого Управления Ириной Александровной Кокоревой, в котором несмотря на то, что сценарий был принят, излагались определенные требования к его исправлению.

Надо отметить, что эти замечания были высказаны в русле веры в торжество разума, которое было важным элементом всей советской идеологии.

«…усилить и отчетливо провести как основополагающую намеченную в сценарии мысль о стремлении человека к познанию тайн Вселенной и к успешному осуществлению этой задачи… Фильм должен убедить в том, что люди, несмотря на все трудности, не оставляют своих поисков и что сделанное ими открытия дают новую силу их мышлению и научным познаниям…

…определить точную стилистику фильма, отвечающую необходимой гуманистической концепции, исключающую возможность натуралистического показа непонятных человеку явлений и фантомов Соляриса. При кинематографическом воплощении образов на экране не должна нарушаться эстетическая мера…»

 Письмо Госкино СССР о внесении исправлений от 03 марта 1970 (опись 8, дело 220, стр 3–4)
Письмо Госкино СССР о внесении исправлений от 03 марта 1970 (опись 8, дело 220, стр 3–4)

Тарковский, как и члены Художественного совета VI Объединения понимали необходимость исполнения этих предписаний. В результате 31 марта 1970 года Худсовет обсудил дополненный режиссерский сценарий.

В этот же день приказом Генерального Директора Киностудии «Мосфильм» № 177 от 31 марта 1970 года фильм «Солярис» был запущен в 4-х месячный подготовительный период (до 30 июля 1970 года), за это время членам съемочной группы нужно было подготовить все, чтобы в августе 1970 года начать съемки. Учитывая, насколько сложными были декорации и объекты съемок, этот период будет в дальнейшем продлен (об этом см. далее)

Протокол заседания Художественного Совета от 31 марта 1970 года и приказ от 1 марта 1970 года о начале подготовительного периода (опись 8, дело 1888, стр. 58–59)

Протокол заседания Художественного Совета от 31 марта 1970 года и приказ от 1 марта 1970 года о начале подготовительного периода (опись 8, дело 1888, стр. 58–59)

Работа продолжалась. 28 мая 1970 года членами Художественного совета VI Творческого Объединения (в составе художественного руководителя Vl Творческого объединения Юлия Карасика, главного редактора объединения Александра Пудалова и директора Творческого объединения Тамары Огородниковой) было подписано заключение, в котором отмечалось, что сценаристам Андрею Тарковскому и Фридриху Горенштейну удалось найти особый стиль будущей картины, избежав натуралистического подхода в изображении фантастических элементов (о чем 3 марта 1970 года писали на «Мосфильм» И.Кокорева и Б.Павленок (см. выше) :

«…Представленная режиссерская разработка показывает, что автор нашел тот стилистический ключ, который дает возможность передать на экране особенности романа С. Лема — занимательный сюжет, столь привлекательный для широкого зрителя, и острую нравственно-философскую проблематику. Последняя — что особенно важно — возникает в сценарии из событийного ряда, из поступков героев, из положений, в которых они оказываются по ходу сюжета.

В режиссерском сценарии большое внимание уделено раскрытию психологии героев. По сравнению с литературным вариантом, особенно с первоисточником, — их характеристики более конкретны и глубоки. Поступки героев мотивированы не только сюжетно, но и психологически. Это делает и более обоснованной, и более доходчивой нравственную проблематику фильма. Он будет содержать не только столкновение философских идей, но и борьбу характеров, страстей.

Общая гуманистическая концепция фильма исключает натуралистический показ фантомов и явлений Соляриса. Авторам удалось тактично, соблюдая необходимую эстетическую меру, отобрать детали страшного, которым изобиловал роман. Страх — а в некоторых местах фильма зритель непременно должен его испытывать — вызывают не натуралистические детали, элементы гиньоля, а атмосфера тайны, явлений, необъяснимых с точки зрения земного бытия.

В режиссерском сценарии усилено оптимистическое звучание финала. Кроме этого, ряд сцен решен в поэтическом ключе, что придает произведению общий жизнеутверждающий пафос».

Несмотря на то, что режиссерская разработка была Худсоветом одобрена и принята, все же Тарковскому было предложено «… провести работу по сокращению некоторых затянутых сцен (особенно это касается первой, „земной“ части сценария), а также сократить и отредактировать диалоги».

Заключение Художественного Совета VI Творческого Объединения (опись 8, дело 1888, стр. 79)

Заключение Художественного Совета VI Творческого Объединения (опись 8, дело 1888, стр. 79)

Однако, вышестоящие инстанции требовали отчета по своим претензиям. 15 июня 1970 года Генеральному директору Киностудии «Мосфильм» Владимиру Николаевичу Сурину поступил запрос от Главного редактора сценарно-редакционной коллегии Главного Управления художественной кинематографии Ирины Кокоревой — насколько точно студия выполнила рекомендации по исправлению режиссерского сценария, предложенные Управлением ранее.
Ответ за подписью Генерального директора Киностудии «Мосфильм» Владимира Сурина и ее главного редактора В. И. Соловьева был отправлен незамедлительно:

«…В связи с Вашим письмом № 19/775 от 15 июня с.г. о состоянии работы над фильмом „СОЛЯРИС“ сообщаем, что 28 мая с.г. режиссерский сценарии "Солярис» был обсужден Объединением с учетом рекомендаций Главной Редакции студии и Главного Управления Художественной кинематографии, изложенных в письме от 03.03 с.г.

В режиссерском сценарии более отчетливо проведена мысль о позитивных возможностях человеческого познания и достижения контактов с внеземными цивилизациями. Что касается стилистического решения фильма, то режиссерская разработка сценария даёт возможность полностью избежать элементов натурализма и гиньоля».

(Гиньоль — изначально персонаж французского театра кукол, подобно русскому Петрушке, впоследствии как имя нарицательное стало обозначать произведение, в основе которого лежит изображение различных преступлений, злодейств, и т. д. — Прим. автора).


Требование Госкино СССР внести исправления — от 15 июня 1970 года и ответ Мосфильма об этих изменениях — от 19 июня 1970 (опись 8, дело 1888, стр 27, 92)

О том, что изменения были внесены и замечания были учтены, В. Н. Сурин и В.Соловьев также написали и Заместителю председателя Комитета по кинематографии при Совете министров СССР В. Е. Баскакову, сообщив при этом что новый вариант режиссерского сценария требует увеличения продолжительности фильма и соответственно запланированного метража пленки (что в условиях планового хозяйства требовало обязательного согласования с вышестоящими инстанциями) :

«Киностудия „Мосфильм“ направляет Вам для ознакомления режиссерский сценарии художественного фильма „Солярис“ (авторы сценария А.Тарковский и Ф. Горенштейн, режиссер-постановщик А. Тарковский), в котором учтены замечания Главного Управления художественной кинематографии.

….Картины Космоса, иных миров, Соляриса, города будущего, все то, что должно будить воображение зрителя, увлечь и убедить его, требует тщательной деталировки, а, следовательно, и протяженности во времени. Не случайно лучшие фильмы научно-фантастического жанра, как правило, сняты в 2-х и более сериях».

 Требование Госкино СССР внести исправления — от 15 июня 1970 года и ответ Мосфильма об этих изменениях — от 19 июня 1970 (опись 8, дело 1888, стр 27, 92)

Письмо В.Баскакову от 17 июня 1970 года (опись 8, дело 1888, стр. 90–91)

Рассказывая о том, как шла работа над сценарием «Солярис», необходимо отметить, что хотя Андрей Тарковский писал его вместе с Фридрихом Горенштейном, договор с соавтором сценария заключен не был. Надо отдать должное Тарковскому, он не только разделял с Горенштейном вознаграждение за написание сценария, но и неоднократно обращался в дирекцию VI Творческого Объединения, в котором шла работа над фильмом, с тем, чтобы соответствующий договор был бы, наконец, подписан.

009 - 1970-04-21 тарковский все варианты сценари - о горенштейне- оп8-д.1888 -+ 1970-05-05 от горенштейна0064.jpg

Письмо А.Тарковского от 21 апреля 1970 года о совместной работе с Горенштейном и просьба Ф. Горенштейна о заключении договора (опись 8, дело 1888, стр 60, 72)

Во время длительного подготовительного периода работа над сценарием продолжалась. Тарковский и Горенштейн, как было отмечено в уже цитировавшемся письме Баскакову провели исключительно тактичную работу над литературной основой — романом Лема:

«…В режиссерском варианте работа велась над преодолением некоторой односторонности литературного источника (роман С. Лема), который отмечен присущими этому жанру схематизмом и обедненностью характеристик персонажей. В сценарии А. Тарковского и Ф. Горенштейна (особенно в режиссерской разработке) герои обрели характеры, психологию, их поступки мотивированы.

Режиссерская разработка сценария выявила увеличение метража против ранее планируемого. В настоящем варианте метраж режиссерского сценария составляет 4000, т. е. 2 серии. Творческая группа не внесла в него никаких дополнительных эпизодов и персонажей, полностью руководствуясь литературным вариантом, так что увеличение метража шло за счет режиссерской разработки литературного сценария».

Однако, как вскоре выяснилось, автор романа «Солярис» Станислав Лем посчитал это грубым нарушением его авторской концепции. Давая согласие на экранизацию своего произведения во время своего визита в Москву, Лем обсудил с Тарковским литературную канву будущей картины. Несмотря на то, что оба пришли к согласию по основным линиям и эпизодам сценария, в итоге польский писатель начал выражать недовольство результатом этой работы.

В итоге С. Лем направил на киностудию письмо, в котором высказал недоумение по поводу того, что ему не дали для ознакомления 3-й вариант сценария (письмо приводится в орфографии источника)

«Уважаемые товарищи, осенью прошлого года я смог познакомиться в Москве со сценарием, написанным А. Тарковским, на основании моего романа „Солярис“. Тогда-же я высказал, в письменной форме, все мои замечания, которых критическая суть в том, что сценарий далеко ушел от подлинника, т. е. романа, т. к. сценаристом введено было большое количество персонажей, а также происшествий, которых не существует в подлиннике. Я настаивал на этом, чтобы возвратится к роману при переработке сценария, при чем главное я видел в необходимости сохранения главной идейной линии сюжета, сводящейся к наглядному доказательству социально-психических противоречий, возникающих в процессе развития (в Солярисе речь идет о конфликтах, связанных с вторжением человеческого познания во внеземное пространство Космоса). Я доказывал тогда А. Тарковскому, что он, наверно неумышленно, подменил трагический конфликт процессов социального прогресса неким видом биологического и „циклического“ начала (перемены генераций), а также свел вопросы познавательных и этических противоречий к мелодрамату семейных ссор (их то и в помине нет в романе).

По нашему договору, А. Тарковский должен был предоставить мне возможность прочесть окончательную редакцию сценария. Но к сожалению этого не было: а тепер частным образом мне пишут из Москвы, будто студия Мосфильма начинала с’ёмки фильма, при чем разпространено у вас мнение, будто я сценарий, который является основой работы, знаю, и одобряю его.

Чтобы избежать всевозможных недоразумений и даже серьезных неполадок в наших отношениях, извещаю Вас обо всем этом. Никакого сценария я не одобрял, т. к. не читал ничего, кроме первой, ошибочной версии. Я не настаиваю на этом, чтобы быт единственным судьей адекватности романа и сценария. Но как автор настаиваю на этом, чтобы, коль скоро фильм снимается по моей книге, он остался ей идейно и художественно верным. Существует же достаточное количество сведущих товарищей, знатоков научной фантастики, в Москве, а такие люди, если надо, могут проверит, действительно ли сценарий передает суть романа. Может быть, известья, которые я получил, ложны: но и тогда следует подумать об сохранности условий договора и дать автору романа возможность ознакомления с окончательным вариантом сценария.

C уважением, St Lem»

Письмо Станислава Лема от 27 апреля 1970 года (опись 8, дело 1888, стр. 65 и обратная сторона листа)

Письмо Станислава Лема от 27 апреля 1970 года (опись 8, дело 1888, стр. 65 и обратная сторона листа)

В ответ на это довольно жесткое письмо 11 мая 1970 года главный редактор Киностудии «Мосфильм» Василий Соловьев дал исчерпывающий ответ:

«Уважаемый товарищ Станислав Лем!

Получив Ваше письмо от 27 апреля с.г., спешим сообщить, что полученные Вами сведения относительно начавшихся якобы съемок фильма не соответствуют действительности.

Процесс экранизации „СОЛЯРИСА“, произведения в высшей степени интересного и необычного, сложен и трудоемок. Все прошедшие месяцы творческая группа фильма была занята примеркой и разработкой окончательного варианта сценария, в котором авторы стремились учесть критические замечания, высказанные Вами по первому литературному варианту.

Теперь работа над сценарием подходит к концу и в ближайшие дни мы направим сценарий Вам для ознакомления и консультации.

По поводу оставшихся непринципиальных разночтений между романом и сценарием, все разъяснения будут даны Вам режиссером А. Тарковским. Мы полагаем, что в письме тов. Тарковского, которое он направит Вам одновременно со сценарием, будут затронуты и другие интересующие Вас творческие вопросы, связанные с экранизацией.

Съемки фильма „СОЛЯРИС“ студия планирует начать в сентябре—октябре этого года…»

Письмо С.Лему от 11 мая 1970 года (опись 8, дело 1888, стр. 74)

Письмо С.Лему от 11 мая 1970 года (опись8, дело 1888, стр. 74)

Сам Тарковский считал, что все исправления идут только на пользу будущего фильму, и искренне радовался, что скоро сможет приступит к съемкам. 17 июня 1970 года в соответствии с договоренностью А.Тарковский направил С.Лему доработанный вариант сценария:

«Уважаемый пан Станислав!

Посылаю Вам последний вариант сценария по Вашему роману. Как Вы увидите сами — он вполне изменен в связи с Вашими замечаниями. Некоторые уточнения, если они возникнут, можно будет внести в сценарий позже, когда будет писаться режиссерская разработка. Что же касается приближения к канве романа и к концепции, оговоренной нами в Москве, то, мне кажется, здесь все обстоит сейчас вполне благополучно.

Скоро студия начинает постановку „Соляриса“. Вы себе не представляете, пан Станислав, как я рад этому обстоятельству. Наконец я буду работать!

Надеюсь, что Вы и Ваша супруга, которой я кланяюсь, здоровы, но на всякий случай желаю Вам и Вашему дому здоровья и успехов. Примите мои уверения в искреннем уважении, дорогой пан Станислав.

Андрей Тарковский».

Ответ А.Тарковского С.Лему от 17 июня 1970 года (опись 8, дело 1888, стр. 89)

Ответ А.Тарковского С.Лему от 17 июня 1970 года (опись 8, дело 1888, стр. 89)

продолжение следует….

Поделиться новостью: