Создание фильма «СОЛЯРИС» Андрея Тарковского – архивные материалы (часть 1)

Создание фильма «СОЛЯРИС» Андрея Тарковского – архивные материалы (часть 1)
Фотогалерея
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
⇐ Вернуться к списку

Мы продолжаем публиковать документы из архива Киноконцерна «Мосфильм», посвященные творчеству выдающегося режиссера Андрея Тарковского.

«Мосфильм» публиковал большой цикл материалов об истории создания фильма «Андрей Рублев». Приводим все статьи из этого материала полностью.

Часть 1 
Часть 2 
Часть 3
Часть 4
Часть 5 
Часть 6 
Часть 7 
Часть 8 
Часть 9 
Часть 10 

В 1967 году после завершения фильма «Андрей Рублев» Андрей Тарковский вместе с драматургом Александром Мишариным начал писать сценарий «Исповедь», который был основан на личных воспоминаниях режиссера о детстве, родителях, годах войны и других событиях. В 1968 году заявка на этот фильм была принята, однако текст сценария подвергался критике на худсоветах и много раз дорабатывался, также неоднократно менялось его название («Искупление», «Мартиролог», «Белый, белый день»). В результате возможность работы над этим фильмом постоянно откладывалась.

Кадр из фильма «Солярис»

Кадр из фильма «Солярис»

Чтобы не оказаться в простое, А.Тарковский согласился на предложение руководства «Мосфильма» снять картину по научно-фантастическому роману Станислава Лема «Солярис».

Вместе с писателем Фридрихом Горенштейном Андрей Тарковский приступил к работе над сценарием, съемки были начаты в марте 1970 года и продолжались два года до марта 1972 г. (Надо отметить, что первоначально автором сценария картины был только А.Тарковский, однако в процессе работы над фильмом по просьбе самого режиссера А.Тарковского Ф.Горенштейн был официально признан вторым сценаристом «Соляриса»).

Кадр из фильма «Солярис»

Кадр из фильма «Солярис»

В мае 1972 года фильм был показан на Каннском кинофестивале, где получил «Серебряную Пальмовую ветвь» и приз экуменического жюри, а в феврале 1973 года вышел в широкий прокат.

В СССР экранизация Тарковским романа С.Лема не была первой. В 1968 году на экраны телевидения вышел телеспектакль «Солярис», поставленный режиссером Борисом Ниренбургом, роль Криса Кельвина в нем исполнил Василий Лановой. Телеверсия по мотивам романа демонстрировалась редко и за пределами СССР известна не была.

Кадр из фильма «Солярис»

Кадр из фильма «Солярис»

Архивное фото со съемок фильма «Солярис»

Архивное фото со съемок фильма «Солярис»

Для постановки фильма «Солярис», руководство «Мосфильма» решает прежде всего приобрести права на экранизацию у Станислава Лема. А пока Андрей Тарковский приступает к работе и 26 ноября 1968 года представляет в VI творческое объединение киностудии «Мосфильм» заявку на написание литературного сценария:

«…Зритель давно ждет хорошего фильма научно-фантастического жанра… Картина, снятая по роману Лема, будет основана на в высшей степени занимательном сюжете, в этом нет сомнений. Сюжет «Соляриса» напряженный, острый, полный неожиданных перипетий и захватывающих коллизий (в заявке вряд ли стоит пересказывать известный роман). Сейчас, когда мы пробили дорогу в космос, мы начинаем понимать, что можем столкнуться там с особыми и непривычными формами существования материи. И для того, чтобы эта встреча не застала нас врасплох, к ней нужно быть готовым…

Проблема сводится к требованию от современного сознания гибкости и поисков новых методов познания мира, вопреки обывательскому oneрированию устарелыми аналогиями. Потому-то у учёных в романе Лема так много трудностей в пределах своих рамок представления о мире, которые они сконструировали, опираясь на знания, полученные в пределах Земли.

Другой аспект, который следует особенно внимательно и точно разработать в фильме, - это идеал нравственной чистоты, которой должны будут придерживаться наши потомки, для того чтобы достичь победы на пути совершенствования разума, чести и нравственности.

…Вся же эмоциональная атмосфера фильма и его сюжет, кстати, зиждутся на линии отношений Хари и Кельвина. Сама идея очеловечения по началу мертвой схемы, всего лишь слепка с человека силой любви - поразительна. Эта вечно насущная тема может прозвучать прямо-таки по-фаустовски. В отношениях Криса и Хари звучит не только тема всепреодолевающей (даже океан) любви, здесь концентрируется и мысль о человеке, вновь переживающем свое многовековое прошлое и преодолевающем его. Человек побеждает в себе дурное и очищается перед окончательной битвой своего разума за будущее, за прогресс, за красоту человеческой души».

 Заявка на сценарий (в архиве «Мосфильма» – опись 8, дело 1888)

Заявка на сценарий (в архиве «Мосфильма» – опись 8, дело 1888, стр. 1-2)

Сценарно-редакционная коллегия VI Творческого объединения рассмотрела и одобрила эту заявку на фильм с возможным рабочим названием «Рыцари Святого Контакта». Редактор объединения Нина Григоревна Скуйбина писала:

«…Напряженный, острый, полный неожиданных перипетий и захватывающих коллизий сюжет этого известного научно-фантастического романа позволяет создать чрезвычайно интересный фильм. Особенно внимательно и точно А. Тарковский намеревается разработать в сценарии одну из проблем романа С. Лема - проблему идеала нравственной чистоты, которой должны будут придерживаться наши потомки, для того, чтобы достичь победы на пути совершенствования морали, разума и чести. Чтобы творить будущее - нужна чистая совесть и благородство устремления - такова одна из нравственных проблем будущего сценария….

Сценарно-редакционная коллегия, приняв заявку А. Тарковского, подчеркнула правильность выбранного аспекта в переложении для экрана романа С. Лема».

Заявка на сценарий одобрена в объединении (опись 8, дело 1888)

Заявка на сценарий одобрена в объединении (опись 8, дело 1888, стр. 5)

Работая над сценарием, Тарковский значительно изменил текст о таинственных событиях на космической станции около планеты Солярис. В новой трактовке фантастика превратилась в философское произведение высокой нравственной силы, акцент в нем был поставлен на вневременные проблемы любви, долга, вины и ответственности, так как Мыслящий Океан Соляриса воссоздавал конкретные образы воспоминаний людей. Однако у самого Лема такое решение вызвало впоследствии недовольство, что привело позже к серьезным расхождениям и к неприятию Лемом фильма. (об этом - см. далее)

Пока шла работа над текстом сценария, в ноябре 1968 года дирекция киностудии «Мосфильм» обращается в Госкино СССР (Комитет по кинематографии при Совете Министров СССР) о разрешении на приобретение права на экранизацию повести С.Лема. Заместитель председателя Госкино Владимир Баскаков такое разрешение дает и позже в 1969 году с автором романа будет заключен соответствующий договор .

Письмо о приобретении прав (опись 8, дело 1888)

Письмо о приобретении прав (опись 8, дело 1888, стр. 3)

Когда авторы представили первый вариант сценария, у членов сценарно-редакционной коллегии текст полного и единодушного одобрения не встретил.

Так, рецензент Е.Мальцев с удивлением отметил, что «…вся история любовная производит смешное впечатление. В целом я за, так как подобных фильмов в объединении не создавалось, но все же меня удивляет, почему такой большой, интересный режиссер, как Тарковский, взялся именно за эту тему. Думаю, что эта работа не принесет ему ни творческого восторга, ни радости открытий… Я не протестую против данной постановки в нашем объединении, но и большого энтузиазма от этого не испытываю».

 Замечания Е.Мальцева о предварительном варианте лит.сценария «Солярис», переданы по телефону (опись 8, дело 1888)

Замечания Е.Мальцева о предварительном варианте лит.сценария «Солярис», переданы по телефону (опись 8, дело 1888. стр. 15)

Но, как показало время, рецензент ошибся.

Противоположное мнение высказал о сценарии редактор и член сценарно-редакционной коллегии VI объединения Лазарь Ильич Лазарев:

«Роман Лема… не имеет никакого отношения к так называемой научной фантастике, хотя его часто причисляют к этому жанру. Автора интересуют не возможные в будущем достижения науки и техники, а проблемы нравственные и этические, которые могут возникнуть и уже возникают в связи с бурным развитием в наш век науки и техники. Попытки истолковать это произведение как научно-фантастическое, что, например, было сделано в недавней телепостановке, закономерно приводят к неудаче.

Авторы сценария верно интерпретировали роман С. Лема как произведение нравственно-философской проблематики. Они поэтому - что, на мой взгляд, совершенно оправданно - перенесли часть сцен на Землю. Для них важно не изображение фантастической планеты Солярис, а проблема Соляриса, проблема исследования неведомых явлений, проблема двух путей развития цивилизации и науки - осмотрительного, гуманного или безоглядного экспериментаторства, не считающегося с возможными последствиями. В упрощенно-поверхностном современном варианте - это проблема «физиков» и «лириков», но доведенная до необычайной остроты и поставленная с философской глубиной.

Я думаю, что общая художественная конструкция сценария удачна и правильна. Роман не поддавался прямой передаче средствами кино, поэтому пришлось ввести в сценарий ряд эпизодов и даже линий, отсутствующие в романе. Они почти все хороши и выдержаны в духе романа.

Короче говоря, мы имеем дело со сценарием интересным, в нем есть дыхание подлинного искусства, серьезность и глубина. Я, безусловно, за то, чтобы на основе этого сценария делать фильм… Л. ЛАЗАРЕВ 2 июля 1969 г.»

Отзыв на сценарий Л.Лазарева (опись 8, дело 1888).

Отзыв на сценарий Л.Лазарева (опись 8, дело 1888, стр. 12-13).

30 июля 1969 года состоялось заседание Худсовета VI объединения, где были высказаны критические оценки первого варианта сценария:

Лазарев Л. И.

Я поклонник этой работы, и мне нравится этот сценарий. …В центре сценария, как и в книге, философско-нравственная проблематика, — и автор с этим справился, отведя на второй план ракеты и всё прочее, что сделало бы фильм чисто декорационным…

Теперь о том, что в сценарии пока не получилось. Мне кажется, что все споры о характере научного познания, о судьбе соляристики, о связи прогресса нравственности и прогресса науки надо сократить….

Надо додумать продолжение линии Хари-Мария, ведь, как только Хари способна на сострадание, она становится человеком и уходит из того мира, хорошо бы пояснить отношения Криса к Хари новой и к Марии, поэтому финал не найден, пока это чистый эпилог, ну, вернулся на Землю. Возвращение Криса на Землю, когда Хари была фантомом, его возвращение к Марии, освобождение от мук совести, всё это ещё как-то оправдано. Когда же Хари становится человеком, то возвращение Криса к Марии - акт гораздо более сложный…

Боярова Н.В.:

Сценарий интересный. …Очень подробно разработаны характеры, но Крис мне кажется пассивным, он должен быть более активным, для меня он остаётся ледышкой. Финал сценария незавершен…

Пудапов А.М.:

Я не поклонник этого сценария, который мне эмоционально чужд…

Тарковский А.А.:

Сценарий по линиям прояснения всё дальше уходит от Лема. Мы с Лемом обговорили рамки возможных отходов от сценария. Лему важно проверить реакцию человека со столкновением в безвыходном положении. Только в этом случае нравственная проблема становится серьёзной. Я присоединяюсь к Лему, что обострение нравственных проблем зависит от степени безвыходности человека в определённой человеческой ситуации... Давняя терминология: художник не пророк, он не может сказать, кто прав, кто не прав…

Смысл сценария заключается в том, что ситуация нечеловеческая на Солярисе создана для обострения нравственной проблемы, ситуация, при которой материализуются зафиксированные в памяти дурные поступки… Наиболее ярко, полнокровно живёт в человеке совесть, самая яркая сила, движущая человеком…

Крис прилетает на Солярис, появляется Хари, в первый момент это простое явление Хари так пугает Криса, он так это не принимает, что он от неё освобождается, не испытывая при этом никакого чувства вины. Потом узнав, что она вернётся, Крис задним числом начинает жалеть о своём поступке, потому что ему кажется, что он любит Хари, на самом деле он любит Марию, в этом нравственная проблема...

Крис возвращается к Марии проанализировавшим драму Хари, понявшим, где настоящее, а где нет. Иначе эта проблема превращается в самокопание, которое губит человека. Крис возвращается к Марии освобождённым, понявшим, совершившим суд над самим собой...

Пудалов А.М.

Разъяснение Тарковским нравственной проблемы сценария отдалило меня от этого сценария...

Огородникова Т.Г.

Я предлагаю принять сценарий в качестве первого варианта, в сентябре-месяце в Москву приедет Лем, и нам легче будет утверждать сценарий в инстанциях в присутствии Лема...

(См.протокол обсуждения сценария- 30 июля 1969, опись 8, дело 1888)

В результате этого обсуждения было принято следующее решение:

«… Литературный сценарий А. Тарковского «Солярис» принять в качестве первого варианта, предложив автору в дальнейшей работе над сценарием учесть замечания и рекомендации, сделанные членами Сценарно-редакционной коллегии. Срок предоставления 2-го варианта сценария - 1-е сентября 69 г.»

Протокол обсуждения сценария 30 июля 1969 ( опись 8, дело 1888)

Протокол обсуждения сценария 30 июля 1969 ( опись 8, дело 1888, стр. 16)

Среди основных требований по переделке сценария были названы следующие:

«…Более точно и выразительно должен быть написан финал произведения - возвращение Криса на Землю. Вряд ли здесь нужна встреча с Марией, создается нежелательный любовный треугольник, уводящий от философской идеи фильма. Финал должен подчеркнуть проходящую через весь сценарий мысль о том, что стремление людей к познанию безгранично и неодолимо, что человечество в состоянии направить развитие науки и цивилизации - с какими бы сложными задачами и препятствиями оно ни сталкивалось - по пути прогресса и гуманизма, а не самоуничтожения.

Растянуты дебаты о Солярисе, передаваемые по телевизору, - их можно изложить более лаконично...

Следует убрать из сценария детали, идущие от научно-фантастического бутафорского антуража, чуждые художественному строю произведения (прозрачная плёнка над парком, дети, передвигающиеся с помощью ракетных поясов, 204 этаж, на котором живёт Крис)...

Некоторого развития требует линия взаимоотношений Криса и Хари. Быть может, имеет смысл дать понять зрителю, что Хари - единственный случай очеловечивания фантомов, и это результат того, что только Крис в отличие от Сарториуса и Снаута - таков его характер и позиция - и в нечеловеческих обстоятельствах ведет себя последовательно человечно. В связи с этим необходимо раскрыть причины ссоры Хари и Криса и характер их взаимоотношений на данном этапе…»

Тарковский с этими требованиями согласился и 25 августа 1969 года, за несколько дней до назначенного срока, представил второй вариант сценария в объединение. Но уже в середине сентября руководство объединения передало Тарковскому присланное 10 сентября 1969 года письмо от главного редактора Киностудии «Мосфильм» (впоследствии главного редактора Центральной сценарной студии Госкино СССР) Василия Ивановича Соловьева. Соловьев требовал усилить оптимистическую веру в торжество науки и представить будущее исключительно как общество победившего коммунизма…

«...Вряд ли стоит так много места отдавать высказываниям героев, которые отрицают необходимость дальнейшего научного познания мира, пытаются установить границу этому познанию, считают безнравственной жертву во имя науки и этого познания.

2. ...В сценарии и фильме "Солярис" должно быть ясно и недвусмысленно выражено присущие нашему обществу оптимистическое отношение и к роли науки в развитии человеческого общества, и к неизбежности и романтичности выхода человечества в космос, трудности которого не только не пугают нас, а наоборот, возбуджают к одолению этих трудностей, к встрече с неведомым…

… 4. Поскольку авторами сочинены сцены, в которых показана жизнь земли отдаленного будущего, мы не можем не предъявить к этому произведению еще одной существенной претензии. Научно-фантастическое произведение советского художника, размышляющего о будущем земли и человечества, естественно, должно показать это будущее, как будущее общества, построенного на коммунистических началах.

Отзыв на сценарий В.И.Соловьева (опись 8, дело 1888)

Отзыв на сценарий В.И.Соловьева (опись8, дело 1888)

Отзыв на сценарий В.И.Соловьева (опись8, дело 1888, стр. 28-31)

В ответном письме от 24 сентября 1969 года Тарковский нашел возможность ответить на эти замечания крайне обтекаемо:

«…Ознакомившись с заключением по литературному сценарию «Солярис», данным главной редакцией, должен ответить на него. Внимательно ознакомившись с замечаниями, авторы пришли к следующим выводам:

…Что касается борьбы по поводу границ познания между персонажами сценария, я считаю, что мы сделали все, чтобы победил оптимистический взгляд на развитие цивилизации и науки. Может быть, здесь необходимы некоторые уточнения. И конечно же, многое здесь решит правильно найденный финал с изменениями в роли и значении героя – Криса Кельвина…

…Авторы согласны с 4 пунктом и будут искать возможности провести линию, связанную с примерами будущего, к которому движется человечество».

Ответ А.Тарковского на отзыв В.И.Соловьева (опись 8, дело 1888)

Ответ А.Тарковского на отзыв В.И.Соловьева (опись 8, дело 1888, стр. 33-34)

В этом документе Тарковский просит «… полтора месяца для доработок второго варианта сценария, связанных с замечаниями, данными главной редакцией - до 30 ноября 1969 года.

Тарковскому было важно продолжать работу над сценарием уже с оператором и художником, так как предстояла встреча со Станиславом Лемом, который должен был приехать в Москву. Поэтому в том же письме он просит «…в связи с затруднениями будущей постановки научно-фантастического фильма прикрепить к написанию третьего варианта литературного сценария оператора Юсова В.И. и художника Ромадина М.Н.»

О приезде Станислава Лема в Москву и его встречах с Тарковским см. далее.

Иллюстративные материалы: «Информационный центр «Мосфильм-ИНФО».

Поделиться новостью: