Карен Шахназаров: «Для молодых кинорежиссеров сегодня не лучшее время»



29 мая 2012 года генеральный директор киноконцерна «Мосфильм» Карен Шахназаров принимал участие в парламентских слушаниях Комитета Государственной Думы по культуре на тему «О законодательном обеспечении развития российской кинематографии». С порталом «ПрофиСинема» Карен Георгиевич поделился своим видением развития российской киноотрасли.

Вита Рамм:
Сейчас легче пробиться в профессии?

Карен Шахназаров:
Нет, думаю, сейчас труднее. Режиссура - такое дело, где вероятность успеха крайне мала. Я своим студентам, например, говорю: «Вы должны понимать, что у вас шансов нет. Тогда, может быть, у вас что-то когда-то получится». Уверен, очень важно осознать, что в любой другой профессии можно не добиться успеха, но работать. Например, не все выпускники мединститута становятся академиками или главными врачами. А у кинорежиссеров нет промежутков, только крайности – либо ты снимаешь, либо нет. А уж если снимаешь то, что ты хочешь! Это вообще такая редкость, скорей мистика, стечение обстоятельств, какое-то небесное везение… И если из 100 человек один–два оказываются в какой-то степени успешным, это уже хорошо.

Вита Рамм:
Во времена вашей, советской, молодости было лучше?

Карен Шахназаров:
Советская система реально давала возможность молодому режиссеру шанс на полнометражный дебют. Большая страна – Советский Союз – делала 30 полнометражных дебютов в год. Сложнее, конечно, было в Москве. Я, например, поработал какое-то время ассистентом. А вне столицы для начинающих не было никаких проблем. Я думаю, для молодых кинорежиссеров сегодня не лучшее время. Поэтому для молодых на государственном уровне должны выделяться гранты, хотя бы 10–15 грантов ежегодно.

Вита Рамм:
Реально ли сейчас вернуть советскую систему?

Карен Шахназаров:
По-моему, возможно. Не вижу в этой системе ничего дурного, она была очень эффективной. И я всегда придерживался одной позиции – зачем было ломать то, что работало? Да, у нее были свои проблемы, цензурные. Государство было единственным продюсером и следило, чтобы никто не нарушал его интересы. Но в остальном, система работала и давала отличный, как мы теперь убеждаемся, результат. Систему можно было модернизировать с учетом современных условий. Спустя годы, обретя собственный опыт, я понимаю, что, по сути, советская система и была той самой голливудской системой, о которой сегодня нам говорят, как о примере киноиндустрии! И на «Мосфильме» советских времен, и в голливудских студиях сейчас принципы работы схожие. Редактура и главный редактор тщательно работают со сценариями, привлекают доработчиков, дают поправки, обсуждают актеров, монтаж и тому подобное. Отлаженная машина, которая не дает сбоев.

Вита Рамм:
Вы за возвращение Госкино?

Карен Шахназаров:
Это было бы правильным шагом. Как и отказ от химер под названием Экспертные советы. Они, по моему глубокому убеждению, губят российское кино. Надо вернуться к системе главного редактора и редколлегии. То есть, к людям, персонально отвечающим за свои слова и решения. Да, у каждого есть свой взгляд, каждый субъективен, но ты хотя бы знаешь, с кем разговаривать.

Вита Рамм:
И сейчас в киноотрасли государство сохраняет позицию главного продюсера, только деньги кинематографисты получают из двух источников – Министерства культуры и Фонда кино. Почему же киноконцерну «Мосфильм» не выступить в роли мейджора и представить Фонду программу из 10-ти дебютных фильмов? Сценарии и дебютантов, как в старые добрые времена, отберете и подготовите на студии.

Карен Шахназаров:
Я несколько раз предлагал подобный вариант. «Мосфильм» может 30 процентов бюджета закрыть своими мощностями. Ведь и государству было бы хорошо, и студии, и людям. Но, к сожалению, на мои предложения отреагировали так, словно, я предлагал какую-то бизнес-схему для личного обогащения. Понятно, мол, Шахназаров, этот «красный директор» хочет денежку под себя забрать. Поэтому я, честно говоря, не хочу больше этим заниматься. То, что я могу – делаю. Лоббирую интересны отрасли в Государственной Думе, в Администрации Президента, в Правительстве. Но я не могу переломить всю систему, да и сил, и желания уже нет такого.

Вита Рамм:
На «Мосфильме» вам удалось создать успешную бизнес-модель.

Карен Шахназаров:
Преимущество «Мосфильма» в универсальности услуг. И этим мы отличаемся от многих европейских студий. Наша универсальность позволяет нам не только находиться в достаточно стабильной ситуации, но и постоянно развиваться. И если искать аналогии в киноиндустрии, то, скорее, мы похожи на голливудские студии.

Вита Рамм:
Которые строят свои декорации в павильонах, например, студии «Барандов».

Карен Шахназаров:
Да, но на этом уже не проживешь. Поэтому все европейские большие студии испытывают сегодня серьезный кризис. И даже услуги Голливуду уже не спасают.
Дело все в том, что уже невозможно жить только на павильонах и строительстве декораций. С приходом цифры производственные взаимоотношения изменились. И павильонов уже требуется все меньше и меньше. Цифра ведь позволяет очень быстро снимать в естественных интерьерах, на натуре. У нас преимущество перед европейскими коллегами в сохранении полной линейки постпродакшена. А уж в записи музыки наша студия лучшая в Европе.

Вита Рамм:
Вы говорите, студии умрут. А учредители «Главкино» рискуют и строят целый комплекс.

Карен Шахназаров:
Я не берусь комментировать. Просто смотрю на несколько лет вперед и вижу, что у больших студий будут очень большие проблемы, в том числе, и «Мосфильм» ожидают нелегкие времена. И сейчас уже без заказов телевидения не обойтись. Сегодня 60 процентов загрузки студийных мощностей дает телевидение. И с этим ничего не поделаешь. А павильоны нужны для съемок масштабного и, увы, дорогостоящего кино. Которое под большим вопросом, и проблему надо решать на государственном уровне. Нужна стране большая киноиндустрия? Тогда надо проявить и государственную волю. В виде налогов, протекционистских и прочих необходимых мер, как в производстве, так и в прокате национального кино.

Вита Рамм:
Есть в мире такое понятие, как кинокомиссия. Город заинтересован, чтобы как можно больше фильмов снималось на его улицах и в окрестностях . Это же дополнительная реклама и потому городские власти завлекают съемочные группы всякими льготами. Московские власти подобный кинобизнес игнорируют?

Карен Шахназаров:
У нас в городе нет гостиниц эконом-класса, чтобы могли селиться члены съемочных групп. А еще за любые съемки в городе надо платить. И немалые деньги! Кто из продюсеров согласиться на увеличение сметы? О том, чтобы в Москве возвращали какие-то суммы или выдавали бесплатные разрешения, и речи нет. Во всем мире официальные государственные органы сами принимают правильные решение. И тогда появляется множество фильмов, например, про Париж. И он становится туристической мечтой. А мы множество раз сталкивались с проблемой. К нам хотят ехать снимать, и на «Мосфильме» все заказчиков устраивает. Но провезти технику в страну – целая история и главное действующее лицо в ней – наша таможня со своими законами. И дальше протоколов о намерениях дело не идет. Поэтому у нас на студии иностранцы чаще всего музыку записывают. Для этого не требуются сложные согласования.

Вита Рамм:
Не могу не задать вопрос. На просмотре оживший Гитлер приводит просто в шоковое состояние. Заканчивая свой фильм столь программным монологом, Вы аудиторию предупреждаете о том, что война снова неизбежна?

Карен Шахназаров:
Нет, я не пророк. В «Белом тигре» у меня материализовался вопрос, который, чем старше я становлюсь, тем больше волнует. Война – противоестественное состояние человека, как писал в «Войне и мире» Толстой, или война – проклятие, присущее человеческому роду? И на этот вопрос я не могу дать ответ. Война принимает разные формы и до сих пор идет в разных странах.

Вита Рамм:
Почему тогда именно Гитлер?

Карен Шахназаров:
Потому что именно он сконцентрировал в себе не только идеи фашизма, но и идеологию войны. Он с ужасающей вульгарностью не только озвучил идею войны и сделал ее доступной для обывателя, но и – самое главное – эту идею осуществил в реальной жизни. Самое страшное, что идея не умерла с ним. И Брейвик в тихой, благополучной Норвегии тому простое подтверждение. И раз война так очевидно приобретает разные в формы, а мы словно боимся говорить о ее корнях, то замалчивание проблемы приводит только к печальным результатам. На мой взгляд, это очень опасно, потому что это прямой путь к масштабной мировой войне.

Вита Рамм:
Каковы перспективы появления фильма на телевидении?

Карен Шахназаров:
Фильм купил Первый канал.

З июня на церемонии открытия XXIII Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр» народному артисту России, кинорежиссеру, сценаристу, продюсеру и генеральному директору киноконцерна «Мосфильм» Карену Шахназарову будет вручён почётный приз «За вклад в российский кинематограф и киноиндустрию, режиссёру, который не даёт нам забыть, что кино – это великая иллюзия». Фестиваль также порадует зрителей ретроспективой мастера.

Автор: Вита Рамм

24/71