Версия для слабовидящих
3

История одной фотографии - встреча с Феллини

Главы
13 мая 2024
Гаянэ Амбарцумян
999

Фотография не просто запечатленный момент – часто она превращается в документ, который иллюстрирует эпоху. На этой фотографии, сделанной в 1987 году на XV Московском Международном Кинофестивале на сцене во время вручения наград мы видим молодого режиссера Карена Шахназарова и легенду мирового кино Федерико Феллини. Как оказалось, у этой встречи была крайне интересная предыстория.


Дело в том, что в 1987 году в СССР уже началась перестройка, руководители многих стран стремились к встрече с Горбачевым, наша страна открывала свою границы, историю и культуру для всего мира, и интерес ко всему советскому был искренним и огромным. Именно поэтому на Московский кинофестиваль приехали Федерико Феллини, Джульетта Мазина, Марчелло Мастроянни, Джузеппе де Сантис, Тонино Гуэрра, Настасья Кински, Роберт де Ниро, Жерар Депардьё, Стэнли Крамер, Эмир Кустурица, Вера Хитилова, Ванесса Редгрейв и много других знаменитых гостей из 110 стран.
Конкурсная программа пестрела картинами выдающихся режиссеров, однако как оказалось, советские кинематографисты к участию в ней не стремились.
Именно об этой интриге и рассказал Карен Георгиевич Шахназаров:
- Это произошло на Московском кинофестивале в 1987 году. Я там участвовал с фильмом «Курьер», а Феллини с «Интервью». Это был необычный фестиваль, фактически это был первый кинофестиваль перестройки и интерес к нашему кино во всем мире тогда был огромный. И это был самый звездный фестиваль, в котором я принимал участие, хотя я потом и был и в Каннах и в Берлине, и во многих других крупных фестивалях, но такого состава больше никогда не видел. В Москве собралась вся элита мирового кинематографа – Феллини, Коппола, Мастроянни, это были мощные участники, в составе жюри была Миклош Янчо, Хана Шигула, возглавил жюри Роберт де Ниро, а от наших в составе жюри были Рустам Ибрагимбеков и Тенгиз Абуладзе.
И если участники из других стран очень стремились попасть в конкурс на этот фестиваль, то наши режиссеры, наоборот, держались отстранено.
Дело в том, что после знаменитого V съезда кинематографистов Союз возглавил Элем Климов. Секретариат этого нового правления и сам Климов приняли тогда решение, что советские картины на этом фестивале не должны получить награду. А надо отметить, что до этого на Московском фестивале вручали три главных приза и советской картине обязательно вручался один из них. В 1987 году, мотивируя необходимость проведения серьезных изменений в политике кинофестиваля, Элем Климов и члены правления решили, что надо не только вместо трех наград дать только одну, но и негласно постановили вообще не допустить, чтобы этот приз могла бы получить какая-либо наша картина. Поэтому никто из советских режиссеров не хотел участвовать в этом фестивале, ведь все знали, что приз заведомо не получишь.
Ваша картина «Курьер», как известно, была в том же году отобрана для участия в другом престижном крупном фестивале в Сан-Себастьяне в Испании. Как же получилось так, что она попала в конкурс на Московский фестиваль?
- Действительно, «Курьер» был до этого отобран для конкурсной программы в Сан-Себастьяне, и более того, члены отборочной комиссии считали, что мой фильм может получить там главный приз. Но тут вдруг мне позвонили из Союза Кинематографистов и сказали, что «Курьер» будет показан в Москве. А так как картина не может участвовать в двух фестивалях одновременно, то значит, в Сан-Себастьян мой фильм не попадет.
Кстати, организаторы этого фестиваля были так обижены, что им не прислали обещанную картину, что отказались брать другие предложенные на замену советские фильмы. А в Сан-Себастьяне мою картину все-таки показали, правда вне конкурса…
Но в тот момент, когда я узнал о том, что «Курьер» будет представлен в Москве, выбора у меня не было. Я тогда сам был в числе секретариата Союза Кинематографистов, и понимал, что деваться было некуда!
Мои коллеги, узнав, что «Курьер» попал в конкурсную программу, отнеслись к этому довольно иронично и даже выражали мне сочувствие. Но неожиданно фильм так понравился жюри, что практически все иностранцы проголосовали за то, чтобы дать ему главный приз. Но тут возникло противостояние с нашими членами жюри – Ибрагимбековым и Абуладзе.
Тогда Роберт де Ниро – как председатель жюри – пошел к Филиппу Ермашу (который в те годы был председателем Государственного комитета СССР по кинематографии, в ведении которого был и Московский Кинофестиваль) и сказал, что если советская сторона будет продолжать противодействовать решению жюри, то он откажется его возглавлять.
В итоге картине дали специальный приз жюри – что было равнозначно второй награде. Первый приз дали картине Федеррико Феллини «Интервью». Здесь тоже была своя интрига, потому что не дать награду Феллини было нельзя, иначе бы он на фестиваль просто не приехал бы. Кстати, Де Ниро хотел еще приз за лучшую роль дать Федору Дунаевскому, но это у него не получилось, так как советская часть жюри этого не допустила, оправдываясь тем, что Федор не был профессиональным актером.
Так я оказался рядом с Феллини, и это для меня на самом деле оказалось важнее всего. Он получил первый приз, я - второй, и мы сидели вместе на одной сцене, и я еще, как мог, переводил ему на английский, о чем говорили выступающие. Я поздравил Феллини с наградой, и он по-детски простодушно заметил, что очень любит получать призы. По-видимому именно в тот момент и была сделана эта фотография.
А как Вы сами оцениваете творчество Федерико Феллини?
- Я считаю, что Феллини – это высочайшего уровня режиссер. Для меня Феллини наряду с Эйзенштейном – самые выдающиеся кинематографисты. Эти два мастера по настоящему великие, так как именно они создали в кино образный мир.
Поэтому фотография, где я сижу на одной сцене с великим Федерико Феллини стала для меня одной из самых значительных наград в жизни!