ПЛЕНКА И "ЦИФРА" ИЛИ КАРТИНА И ЕЕ РЕПРОДУКЦИЯ

  • Кинооператор, заслуженный деятель искусств Анатолий Анатольевич Петрицкий

  • ЛОП

  • ЛОП

  • ЛОП

  • ЛОП

  • ЛОП

  • Химик-технолог Лидия  Нефедова

  • ЛОП

Кинооператор, заслуженный деятель искусств Анатолий Анатольевич Петрицкий


На днях Редакция Новостей встретилась с кинооператором, заслуженным деятелем искусств Анатолием Анатольевичем Петрицким (« Война и мир», «Мимино», «Мой ласковый и нежный зверь»). Мы стояли около здания лаборатории обработки пленки, у ЛОПа, как его называют мосфильмовцы. Разговор с Анатолием Анатольевичем должен был стать чем-то вроде вступительного слова к будущей статье о лаборатории, ее значении вчера и сегодня. Однако, наша беседа зашла далеко за рамки заданной темы. Потому, дорогой читатель, предлагаю: пусть слова Анатолия Анатольевича, как в кино, буду сопровождать нас «закадровым голосом», пока мы отправляемся на экскурсию в ЛОП.

А. А. Петрицкий: «Лаборатория совсем еще недавно была, быть может, самым главным из технических цехов, который участвовал в создании фильма. В прошлом году я встретил парня, который учился у нас на курсах вторых операторов. И он мне сказал радостно: «Анатолий Анатольевич, я работаю в Голливуде, и мы снимаем на пленку!»
Понимаете, «На чем снимать?» - вопрос экономический. Это не творческий вопрос. Ну, на сегодняшний день, «цифра», конечно, намного дешевле. Это касается не только процесса самой съемки, но и того дальнейшего процесса, что теперь называется иностранным словом пост-продакшн. А раньше это называлось  монтажно-тонировочный период.
Естественно, что фотографические результаты на пленке выше, чем на «цифре». И есть еще один вопрос – вопрос хранения. Конечно, сейчас уже есть некоторый опыт хранения на «цифре». Но, все-таки почти все студии готовую продукцию даже с «цифры» переводят на пленку для хранения ее в долгосрочном периоде. Это уже проверено, что пленка в течение 100 лет и даже больше может сохранять изображение»

Мы зашли в лабораторию, Анатолий Анатольевич уже объяснил нам, что когда снимается картина на пленке, то она снимается на негатив. Это дает возможность осуществить тираж (сделать много копий). Мы начали расспрашивать сотрудников лаборатории, как они с ним работают, что вообще происходит с лентой до того, как она превращается в позитив. Оказалось, что работа с негативом – один из самых ответственных этапов проявки пленки. Негатив – материал, который очень легко повредить (любое прикосновение может оставить повреждение или царапины). В лаборатории работают опытные проявщики, инженеры химики. С негативом они обращаются очень аккуратно, ведь они несут полную ответственность за его сохранность. Проявщики проверяют его на наличие надрывов, если все в порядке, то запускают в машину. Машину контролируют химик, механик на содержание химикатов, правильного состава, температурного режима и пр. Затем, проявляется материал. Дальше негатив проходит отдел технического контроля, к нему приклеиваются по бокам  ракорды, и он проходит ультразвук. После чего сотрудники ЛОПа передают материал в отдел «Телекино» на сканирование. Так совсем коротко можно обрисовать все те процессы, что происходят в этом цеху.

Вспомнились слова Анатолия Анатольевича: «Лаборатория, это место, где идет обработка пленки, и от того, как это происходит, во многом зависит качество картины. Здесь очень много процессов, которые происходят: от проявки пленки, от первого проявления скрытого изображения на пленке,  до печати позитива. Все вопросы установки цвета, света…для этого нужны специалисты и люди, которые хорошо в этом разбираются, имеют опыт и знание.  А для оператора (и не только для оператора, но и для самой картины) это имеет большое значение».

Мы общались с начальником лаборатории обработки пленки Анной Владимировной Тимофеевой. Хотели, чтобы она рассказала нам: в чем заключается работа того или иного специалиста ЛОПа. Выбор пал на химика-инженера. Он контролирует состав растворов,  конкретно по проявке негативов: это размочка, проявитель, раствор фиксажа, промывки между растворами. У каждого раствора своя температура, свой состав. Далее: пополнение. То есть, когда машина «идет», пленка забирает какое-то количество состава, раствор расходуется, но одновременное еще пополняется, чтобы уровень не падал. Сотрудник контролирует это. «Потом, перед запуском негатива обязательно химик должен провести сенситометрический контроль машины, выпускается ранее напечатанная сенситограмма. На определенных условиях она проявляется, делаются замеры. Если эти замеры совпадают с установленными, то  мы можем запустить негатив». «Сенситограмма?» - переспрашиваем мы. Анна Владимировна поясняет: « Это пленочка небольшая, которая ранее наносится, печатается разными светофильтрами. Полосочка с разной светочувствительностью. Она проявляется, мы делаем замеры и по ней понимаем – хорошо химия работает или плохо. Это химический контроль растворов. Если с раствором что-то не так: он может недопроявить или запроявить, цвета какого-нибудь не того добавить. Это дело серьезное и очень ответственное».

Что ж, может на деле понятнее будет? Встречаемся с опытным химиком-технологом Лидией Васильевной Нефедовой. Она показывает нам баки с растворами, объясняет, что на третьем этаже у них составительская, где эти растворы готовятся. Далее каждый из них по своей трубе поступает на стойку. А по тонким стеклянным  трубочкам у самой стойки раствор дозируется в машину. Тонкие они потому, что раствор дозируется четко 600 мл в минуту. А широки трубки – циркуляционные, в них раствор все время перемешивается насосом.  Лидия Васильевна пыталась описать нам весь процесс простыми словами: как пленка в передвигается с помощью специальных роликов, как ее в дальнейшем заряжает в кассеты проявщик, как попадает в сушильный шкаф. Мы дошли до машины для проявки негативной пленки. Она говорит: «Здесь у нас проявляется съемочный негатив, вот сейчас у нас идет проявка  кинофильма «Подлец». Мы проявляем цифровой интермедиит».Лидия Васильевна заметила, что это слово мы слышим впервые, поясняет: «Это пленка для пост-продакшена».  То есть негатив сканируют, переводят на диск, хранят, производят всяческие работы: монтаж, и пр. А уже, когда картина готова в том метраже, в котором она будет окончательно, с нее делают цифровой интермедиит (как бы дубль негатив).

Действительно, нужно быть большим специалистом, чтобы разбираться во всем этом.  К сожалению, работы у лаборатории с каждым годом все меньше. Причина тому – резкое снижение спроса на пленку среди кинематографистов, переход на «цифру».

Мы уходили из лаборатории, в голове крутилось слова Анатолия Анатольевича:
«Будет ли возврат к  пленке? Это очень маловероятно. Хотя, я читал такие статьи, которые говорят о том, что будет не только возврат к пленке, но и к широкому формату. К 70-мм пленке, которая дает очень качественные результаты, и которая в течение десятилетий в 60-70 годы была тем, к чему стремился кинематограф. Очень много снималось широкоформатных картин, экран был 25-метровый. Такое изображение производило другое впечатление, чем на экране компьютера ли телевизора.
Существует, допустим, художественное произведение, и существуют репродукции. Люди все-таки ходят в картинную галерею, для того, чтобы посмотреть оригинальную живопись. А вот то, что сейчас снимается на «цифру»,  можно сравнить с репродукцией»

Анастасия Иванова
Редакция Новостей
08.05.2015

Возврат к списку